Написать письмо главе МО

Память сердца

Фотоматериалы

К юбилею прорыва блокады Ленинграда новое, дополненное издание легендарной книги.

           17 января в здании Государственного Эрмитажа состоялась презентация переизданной «Блокадной книги» Даниила  Гранина и Алеся Адамовича - «ленинградское Евангелие», как называют ее многие. «Блокадная книга» была переиздана  впервые за 18 лет. В презентации  участвовал сам Даниил Гранин.

           18 января 2013 года исполнилось 70 лет со дня прорыва блокады Ленинграда. О блокаде писали документальные и художественные книги, снимали фильмы российские и зарубежные кинематографисты, но эталоном остается «Блокадная книга», написанная в конце 70-х, начале 80-х Алесем Адамовичем и Даниилом Граниным. У этой книги сложная, по-своему героическая судьба….

Гранин не сразу согласился на предложение белорусского писателя Алеся Адамовича написать книгу на основе воспоминаний блокадников. Гранину казалось, что о блокаде уже ничего нового сказать невозможно, но когда авторы все-таки взялись за работу, то оказалось, что воспоминания блокадников полны драматических, героических эпизодов,  очищены от лишнего пафоса, насыщены уникальными деталями, приметами времени, они удивительно правдивы, хотя и не лишены натуралистичности (случаи людоедства, голодных смертей и так далее). Записав воспоминания двухсот блокадников, авторы поняли, что им вряд ли удастся выпустить такую книгу в годы правления Г.Романова в Петербурге. И,  действительно, Романов возмутился: зачем, для чего, что они делают, эти авторы – покушаются на героизм, стойкость, значение подвига ленинградцев.

             Однако в редакции журнала «Новый мир», нашлись люди, и книга вышла в свет. Правда, с шестью десятками цензорских купюр. В самом Ленинграде «Блокадная книга» была напечатана только в 1984 году, когда товарища Романова перевели на работу в Москву. В годы перестройки книга переиздавалась несколько раз, стотысячными тиражами, однако все с теми же цензорскими купюрами. Затем настало время коммерциализации издательского дела, и про «Блокадную книгу» забыли почти на двадцать лет. И вот только сейчас возрожденное издательство «Лениздат» выпустило новое издание, которое предварено главой «История создания «Блокадной книги», написанной Граниным, а завершается главой «Ленинградское дело», которую в советское время не удалось опубликовать. Появились и блокадные фотографии из фонда Государственного музея истории Санкт-Петербурга, фотографии из личного архива Гранина, впервые показаны фрагменты верстки журнала «Новый мир» с изуродованной цензурой главами. Тираж по сегодняшним меркам достойный – 5 тысяч экземпляров, книга отлично издана, цена невысокая для такой полиграфии (около 400 рублей).

           Алесь Адамович ушел из жизни в возрасте 66 лет в 1994 году, тогда же, когда «Блокадная книга» была издана в последний раз в ХХ веке. Гранин, к счастью, жив-здоров, в прошлом году получил литературную премию «Большая книга» за свой новый роман «Мой лейтенант». И вот накануне 70-летия прорыва блокады Герой Социалистического Труда, орденоносец, лауреат Госпремии, почетный гражданин Санкт-Петербурга, фронтовик, представил  новое издание «Блокадной книги»:

       - Для нашей с Алесем Адамовичем книги - это большой праздник. История этой книги тяжелая, драматическая – она встретила отчаянное сопротивление, прежде всего, в Питере, тогдашнем Ленинграде. Встретила сопротивление и в Москве, но нам все-таки удалось прорваться …

Вторая Мировая Война не имеет в своей истории ни одного города из сотен европейских городов, которые бы противостояли и не пустили немцев к себе. В России был Севастополь, был Сталинград, это военные победы, военное достижение и военные заслуги. Ленинград же – это союз, это то, что происходило не только в армии, но и в самом городе. Это наша народная заслуга, потому что в течение 900 дней стойкость города содействовала армии на всех фронтах.

Помню, когда мы отправились получать челябинские танки (Гранин доблестно воевал в танковых войсках. – Прим. Ред.), как тепло относилось к нам во время войны население Челябинска, потому что мы были ленинградцы, потому что выстояли эти дни. Блокада оказала огромное влияние и на всех европейцев: нашу книгу издали во многих странах Европы, и каждая презентация там превращалась в большое событие.

И в то же время в Ленинграде книгу приняли в штыки. Даже когда она вышла в свет, не появилось ни одной рецензии. По-прежнему действовали идеологические запреты. Партийные власти считали, что это книга не о подвиге города, а о ненужных страданиях, ненужных муках, которые перетерпели питерцы. И это, мол, снижает героическое начало и заслугу города, который пытались захватить нацисты. А ведь проявление питерского духа вызывало удивление даже самих немцев, которые считали, что капитуляция голодающего и умирающего города неизбежна. Начиная с конца зимы 1942 года, они  отказались от мысли штурмовать город, считая, что блокады достаточно для того, чтобы Ленинград капитулировал. В архивах можно встретить удивительные признания немецких генералов, которые прекрасно знали все, что происходит в городе, знали о голодных смертях, о людоедстве. По их опыту, город был обречен и должен был капитулировать, а то, что этого не происходило, стало для них совершенно необъяснимо.

Когда мы писали эту книгу, у нас было искушение оставить все, как есть, записи тех исповедей, которые мы выслушали от блокадников, участников военных операций. Мы сами ходили по домам и записывали воспоминания. Потом, когда опросили больше ста блокадников, решили разделиться, так как это было непростой труд.  Я всегда прямо спрашивал у блокадников: «Почему вы выжили? Вы ведь не должны были выжить!» Как правило, они при первой встрече ничего не хотели рассказывать, не хотели возвращаться в то страшное время, в голод и холод, в загаженные квартиры, в свое первобытное состояние… Но потом соглашались, часто сами звонили нам: «Я передумал, приходите!» У людей скопилась потребность рассказать, чтобы освободиться. Жили блокадники, как правило, в огромных коммуналках, и послушать рассказы очевидцев собирались всей квартирой, многие даже не подозревали, какие удивительные люди, настоящие герои живут с ними рядом…

Эти рассказы блокадников нам надо было связать едино в цельное повествование, надо было найти что-то скрепляющее, чтобы уйти от простого сборища интервью. Нам было важно найти, что соединяло этих людей, почему город  сумел выстоять, несмотря на то, что должен был капитулировать. А он выстоял! И мы добрались до сути: он выстоял потому, что это был город интеллигенции, не по профессиям, нет, вот этот дух интеллигентности, преимущественно духовности в жизни по сравнению с другими городами – стал той пищей, которая во многом заменяла физическую пищу. Не случайно многие люди вели дневники, понимая историчность происходящего. Не случайно спасали библиотеки, музеи, спасали книги. Можно было найти много примет этой черты питерцев, свойственной именно нашему городу.

Устная и письменная речь – разные вещи. Устная речь не читается, если ее передать напрямую, становится литературным фактом. И, зарывшись в огромной кипе стенограмм,  мы в течение полутора лет выстраивали книгу.

Блокада Ленинграда – это, конечно, героизм народа. Я был во время блокады на Ленинградском фронте, и фронт был тоже частью блокады, частью блокадной трагедии, но это не сравнимо с тем, что испытали горожане. После войны коммунистическая идеология не хотела признать подвиг Ленинграда, никаких льгот блокадники долгое время не имели. Возникло «Ленинградское дело», которое унесло жизни многих лучших людей того времени. Так что в нашей ситуации это была борьба не только за эту книгу, это была борьба за признание независимости от власти, которая была в нашем городе. И сегодня блокада - это не чисто историческое событие, которое зачем-то и почему-то надо вспоминать, которое для молодежи может звучать примерно так, как Троянская война – нет, блокада показала, что может человек, какие запредельные ресурсы духа есть у людей. Мы сами удивлялись, что происходило с ними! Как правило, выживали те, которые не лежали, а работали, заботились о других. Мы себе не представляли даже, что значило тогда идти на работу и что значило не идти на работу, потому что это преследовалось по закону. А карательные органы безопасности работали энергично и жестоко в течение всех этих 900 дней. И сегодня я благодарен и людям старшего поколения, и молодым – всем, кто помнит блокаду, в чьем сердце живет память об этом удивительном времени, об этих удивительных людях.

Чтобы послушать Даниила Гранина и выразить ему свое уважение, в Эрмитаж приехали знаменитые историки, писатели, журналисты. Неслучайно приглашение на презентацию  пришло и в адрес МО Пискаревка.

В 2007 году Даниил Гранин,  присутствовавший   на презентации первой книги «Память сердца», выпускаемой  МО Пискаревка,  сказал: 

      - «Память сердца» – это приобщение человека к истории блокады — это значительное событие в его жизни, поскольку блокада показала удивительные возможности человеческого духа и организма. Каждый, кто причастен к блокаде, — уже особый человек. А в вашей  книге собраны частички настоящей, неподдельной истории из уст очевидцев. Продолжайте это замечательное начинание и приумножайте  бесценное  хранилище воспоминаний измученных  войной сердец.

           Глава МО Пискаревка Вера Сергеева, поблагодарив организаторов  за приглашение, рассказала Даниилу Александровичу о дальнейшей судьбе книги «Память сердца»:

       - Как мы и обещали, наша книга не ограничилась одним томом. Уже вышел из печати шестой том книги «Память сердца». Ко дню Победы мы планируем выпустить седьмой.  Это уникальное издание воспоминаний ветеранов-блокадников и фронтовиков. Кроме того, эстафету старшего поколения подхватила молодежь — в книге представлены рассказы детей, внуков и даже правнуков. Теперь юным предстоит хранить память о тех, кто защищал и спас нашу Родину, потерял своих близких, кто пережил ужасы войны, блокады, плена, оккупации и тяготы восстановления разрушенной страны в послевоенные годы. Эти книги – дань памяти известным и еще неизвестным героям. Ведь в той войне героями были все: и те, кто сражался на передовой с оружием в руках, и те, кто в тылу, не жалея сил, тоже работал на Победу! Каждый том книги «Память сердца» дает нам возможность познакомиться с новыми и новыми страницами войны и блокады Ленинграда. Это первоисточник свидетельств людей, которые не только пережили огромную беду, но и смогли выстоять и достойно перенести нелегкие испытания.

Вызывает чувство радости и гордости факт, что книга «Память сердца» вышла далеко  за пределы муниципального округа Пискаревка и разошлась по стране. 5-й том издавался  на трех языках, так как книга вызвала большой интерес. Ее ждут музеи и библиотеки разных регионов России и различных государств, в частности Центральный музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе, военно-исторические музеи Германии, Польши, США и другие.

          Книги  «Память сердца»  - документальная  проза. В них  собраны живые свидетельства героизма людей, многих из которых уже нет среди нас. Это подлинные, откровенные истории,  пропитанные болью и любовью, бесстрашием и непоколебимой верой.  Авторов у  книг столько,  сколько исповедей наших отцов и дедов, матерей и бабушек легли в основу написания этих исторических материалов. Поэтому  книги «Память сердца», выпускаемые МО Пискаревка   заслужили по праву место находиться рядом на одной  полке с легендарной «Блокадной книгой» А. Адамовича и Д. Гранина.