Написать письмо главе МО

Память сердца

Историческая справка

> Пискаревка > Историческая справка

В. А. Машков, член секции истории Старого Петербурга Государственного музея истории Санкт-Петербурга

Кто вы, господин  ПИСКАРЕВ?

Звучная фамилия Пискарев невольно ассоциируется у нас с названием неболыпой пресноводной рыбки пескарь, подсемейства карповых — любимого лакомства хищных рыб.

Для жителей же Петербурга с начала XIX столетия, она носит топонимический характер:

Пискаревская дача, Пискаревская дорога или просто Пискаревка — обширное дачное место. Современному горожанину известен Пискаревский проспект, железнодорожная станция «Пискаревка», Пискаревский парк и, наконец, Пискаревское мемориальное кладбище.

В книге К. Горбачевича и Е. Хабло «Почему так названы» (СПб., 1998) на стр. 194 мы прочтем, что название ведется от деревни Пискаревки, и уточняется, что «сама деревня наименована так потому, что здесь обширным земельным участком в начале XIX века владел купец Пискарев». Купец Пискарев упоминается и в энциклопедическом справочнике «Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград» (СПб., 1992).

Если посмотреть «Описание Санкт-Петербургской губернии по уездам и станам» (СПб, 1838), «Списки населенных мест Санкт-Петербургской губернии» (СПб., 1864, 1913), то официально деревни Пискаревки в Петербургском уезде никогда не существовало. Но в некоторых изданиях начала XX века Пискаревку иногда называли деревней. Собственно на этом все сведения о купце Пискареве заканчивались. Более того, в выше упоминаемом описании губернии за 1838 год, Пискарев назван мещанином. Кто же такие Пискаревы и откуда они пошли, мы на сегодняшний день ответить точно не можем, поиски еще продолжаются. Но кое-что о них можем рассказать. Вначале выскажу, вероятно, нелепое предположение, что наши Пискаревы пошли от Ивана Пискарева, мещанина, депутата г. Смоленска в Комиссии о сочинении Нового Уложения, созванной Екатериной II в Петербурге в 1767 — 69 гг., где получил возможно в подарок участок земли от императрицы. Пока это гипотеза.

К 1804 году петербургский купец Иван Иванович Пискарев имел дом и две лавки в 1 квартале 4-й Адмиралтейской части.

А 31 мая 1844 года он продал петербургскому купцу Якову Тимофеевичу Ханунову одну из этих лавок в частном рынке под № 6, за 3960 руб. серебром [I]. Имея 310 десятин земли в 3-м стане Петербургского уезда, по правую сторону Муринского проселочного тракта, он продавал участки земли от 1500, 300, 1000 сажень и более по низкой цене любому желающему. Разделил их канавками и провел к ним 4-х саженной ширины дорожки. Один из доброжелателей, побывав на его даче в 1849 году, написал под инициалами «В.С.Кр.» статью «Дача Пискарева» в «Ведомостях Санкт-Петербургской городской полиции», сделав, тем самым, Пискареву неплохую рекламу. «Вообще на этой даче сухой, большею частью песочный грунт, местами поросший сосновыми благовонными рощами, столь питательными и полезными слабогрудым и не пользующимся совершенным здоровьем. Кроме того, есть березовые рощи, растущие на черноземе и изобилующие белыми, красными и многими другими сортами грибов. Не касаясь уже лугов и пашен, вся дача вполне в опрятном виде и очищена от валежника и всякого другого сора, так что во многих местах стоит только устроить дорожки, и уже готов, превосходный в каком угодно вкусе, сад.

Дача г. Пискарева смежна к востоку с землей охтенских поселян, к полудню с дачей графа Кушелева-Безбородко, к западу с землями купцов: Геймбургера, Штюмера, гг. Жерве, Беклешовой, немецких колонистов, поручицы Пороховниковой и графа Воронцова, к северу же с землею, принадлежащею графу же Воронцову... Повсюду в колодцах "превосходная вода, которую посредством колодцев или прудов, можно иметь везде по желанию.

Через дачу Кушелева-Безбородко, вплоть до дачи Пискарева, устроены три прекрасные дороги... г. Пискарев, именно для пользы общей, от своей слишком обширной дачи продает эти участки, с правом гулять по всей его даче, и желая быть полезным даже очень небогатым людям, готов продать им участки с обожданием половинной суммы денег, разумеется не иначе, как с залогом того же участка. Советую не упустить случая посмотреть эту дачу, оборотясь для того ж там же живущему кроткому и приветливому ее хозяину, г. Пискареву, живущему там почти безвыездно, а для наглядности, планы всей дачи находятся в заведении искусственных минеральных вод, у тамошнего эконома, у которого желающие и могут видеть их также во всякое время» [2].

Любопытно, что «В.С.Кр.» угадал судьбу этого данного места, предположив, что оно войдет в черту города.

«Остается прибавить ко всему этому только-то, что если мое желание осуществится, и на этой даче возникнет другой городок, подобный находящемуся близ Лесного института, я радостию утешусь тем, что первый положил ему основной камень, указав на эту дачу... но любя душою нашу дивную столицу, усердно желаю, чтоб она украшалась достойными ее окрестностями, которые — кто знает будущее? — может быть, со временем будут ее кварталами!» [2].

Чтобы привлечь покупателей, Пискарев поместил в тех же «Ведомостях» следующее объявление: «Иван Пискарев, имеющий дачу в 310 десятин, состоящей в 3-м стане Санкт-Петербургского уезда, за дачею графа Кушелева-Безбородко, подле дачи полковницы Беклешовой, смежной с Лесным институтом, на месте высоком, сухом, с рощами, сосновыми, березовыми, и сенокосными лугами, предлагает купить у него от 1 десятины до нескольких десятин земли, под постройку дач. Ценою умеренною с обожданием половины денег. За указанные проценты. И у него же для постройки дач продается до 10 тысяч сосновых бревен и до 3 тысяч сажень дров сосновых, разных мер, по мелочи и гуртом. Желающие купить, видеть и получить подробные сведения, могут пожаловать на дачу к владельцу, во всякое время» [3].

От своей торговой деятельности как купца и от продажи участков, он имел значительные денежные средства, что подтверждает следующий документ за тот же 1849 год:

«Первый департамент управы благочиния объявляет Санкт-Петербургскому купцу Ивану Ивановичу Пискареву, чтобы он с надлежащим свидетельством о личности своей, явился в департамент, или прислал поверенного, для получения денег, следующих ему с графа Эссен-Стенбок-Фермора» [4].

Речь конечно же идет о графе Якове Ивановиче Эссен-Стенбок-Ферморе (ок. 1807 — 17.07.1866), построившем в 1847 году свой знаменитый «Пассаж», известный и поныне универмаг. Для его строительства он брал кредиты, занимал немалые суммы. «Пассаж» был заложен 17 июня 1849 года на огромную сумму 700 000 рублей серебром и продавался с публичного торга в январе 1854 года.

Яков Иванович происходил из древнего и знаменитого в Швеции рода. Дочь одного из его предков, была третьей супругой (с 22 августа 1552 года) короля Густава Вазы I, основателя этой королевской династии. Он служил в лейб-гвардии Конном полку в чине штаб-ротмистра, затем чиновником в министерстве финансов. Состоял почетным членом Петербургского Совета Комитета главного попечительства детских приютов. Был почитателем таланта актрисы Александринского театра В. А. Асенковой (1817 — 1841). После ее скоропостижной кончины от чахотки, на Смоленском кладбище, на ее могиле был сооружен памятник с бронзовым бюстом. Наибольшую сумму на памятник пожертвовал Яков Иванович.

Его женою была графиня А. П. Эссен (1816 — 1868), фрейлина, дочь П. К. Эссена (1772 — 1844), генерала от инфантерии, члена Государственного Совета и Петербургского военного губернатора с 1829 до конца 1842 г. К слову, с именем потомков брата Якова Ивановича, Александра, связаны Лахта, Лисий Нос, возникновение поселков Ольгино, Владимировка и др. Так подробно мы рассказываем о графе лишь для того, чтобы показать, с какими людьми были знакомы Пискаревы.

И. И. Пискарёв скончался после 1830 года, имея 14 детей.

По его завещанию, засвидетельствованному во 2-м департаменте петербургской гражданской палаты 26 января 1853 г., его деревянный дом с землею 309 десятин 1500 кв. сажень перешел к детям, сыновьям: Василию, Ивану, Александру, дочерям девицам: Екатерине, Марии, Надежде, Любови, Софьи и дочерям в замужестве: мещанке Александре Шокиной, царскосельской купчихе Анне Мельниковой, титулярной советнице Елизавете Поповой, жене мастера кондитерского цеха Ольге Дорофеевой и купеческой жене Вере Овсянниковой[5].

Что же нам известно о его потомках?

Девица Любовь Ивановна Пискарева умерла 18 мая 1894 г. и похоронена на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, куда 12 сентября 1895 г. перенесен прах ее 84-х летней матери Анны Георгиевны Пискаревой[6].

Другая дочь, Екатерина Ивановна, жившая по Гагаринской ул., № 7, была жива еще в 1924 году. Три другие замужние дочери имели участки на той же Пискаревской даче. Вера Ивановна, замужем за петербургским купцом 3-й гильдии Николаем Григорьевичем Овсянниковым, затем гдовским купцом 2-й гильдии, владельцем участка № 5 в 3 десятины. Умер он 8 июня 1881 г., оставив сына Николая. Жили на Николаевской ул., № 66 (45?).

Мещанка Елена Ивановна (по мужу Попова) имела участок № 9 и жила в Выборгской части, на Алексеевской ул., 500.

Анна Ивановна была замужем за царскосельским купцом Александром Григорьевичем Мельниковым, имевшим участки 1, 3,4, 9,11, 12, 20, 21, 22, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34 [7]. После его смерти в 1870-х годах часть участков перешла к его сестре, жене статского советника Елизавете Григорьевне Хорозерской, брату жены Александру Ивановичу Пискареву и его сестрам.

Участком № 13 владел брат Мелышкова, тоже царскосельский купец 3-й гильдии Николай.

Наш дальнейший рассказ посвящен последнему владельцу Пискаревской дачи, Александру Ивановичу Пискареву. Он родился около 1834 года и числился мещанином г. Павловска [8]. Там не жил и не имел дома, а прожил всю жизнь на Пискаревке. По состоянию на 1874 г. с ним проживали 5 лиц женского пола. Возможно жена, сестра и дочери.

В 1912 г. классной надзирательницей царскосельской Лютеранской гимназии была Лидия Александровна Пискарева, видимо, дочь.

Приведем ряд документов, связанных с дачей Пискарева.

«Его Высокоблагородию. Господину Пискареву Лесного участка СПб пригородной полиции Павловского мещанина Александра Ивановича Пискарева

Отзыв

На предъявленное мне требование пристава Лесного участка имею честь объяснить, что деньги в количестве 6 руб. 78 коп. 1/2 за межевые книги данные уплачены. А потому и не считаю себя обязанным платить вторично таковые именно потому. Что участка земли под № 19 в количестве 3 десятин 900 саж. который и вошел в состав участка земли значащегося под № 20 на которые имеются таны и межевые книги за которые и были внесены мною деньги в межевую канцелярию.

1 числа маиа 1877 года. Павловский мещанин Александр Иванович Пискарёв».

«С возвращением настоящей переписки, имею честь донести управлению СПбургской уездной пригородной полиции, что взысканные по отношению СПбургского губернского землемера, от 30 июля сего года за № 896, с мещанина Александра Пискарева за межевые книги и планы, по 19 участку земли всего шесть руб. семьдесят девять коп. мною сего числа при отношении там же имел дома № 20 и 103 и четыре скотобойни в Нарвской части под № 1,2, 3 и 4.

В той же 4-й Адмиралтейской части жена купца, Анна Ильинична Пискарева имела лавки № 5 и 6 в частном рынке. Можно предположить, что она была первой супругой И. И. Пискарева. Лавка № 6 в частном рынке, как и лавка в 1 квартале 4-й Адмиралтейской части с мая 1844 года стала принадлежать Ивану Ивановичу. Кроме прочего, он являлся владельцем дома № 9 в 3-м квартале Нарвской части'т-1835 года. Но вскоре (10 января 1837 г.), он продал этот дом за 3 тысячи рублей ассигнациями вдове СПб купца Прасковье Гавриловне Сетеновой. В 1828 году он жил в доме № 19 той же 4-й Адмиралтейской части 1-го квартала и помещает в «Санкт-Петербургских ведомостях» объявление о сдаче на Выборгской стороне своих земельных участков под дачи [12-15].

Дочь И. Пискарева, павловская мещанка Лидия Ивановна, в январе 1877 г. продала участок земли 3 десятины 900 кв. сажен на Пискаревской даче крестьянину Полюстровской волости, жившему в с. Мурино, Петру Ивановичу Рохманову (Рахманову) за 550 р. Тому самому, который являлся свидетелем при межевании одного из участков Александра Ивановича Пискарева и был неграмотным [16].-

Любопытно, что его сыновья: Василий, Александр, Алексей и Петр Рахмановы в 1913 году ходатайствовали о разрешении на проложении улиц по границам их участка в Лесном по Лавровской дороге и наименовать одну из них в память своего отца — Петроивановской. А другую Рахмановской.

Литература

1. СПб сенатские объявления. 1844, № 54. С.20.№ 17119.

2. Ведомости СПб городской полиции. 1849, № 37. С. 2.

3.Тамже. №41.С. 6.

4. Там же. № 48. С. 2.

5. СПб сенатские объявления. 1853, № 70. С. 39. №35188.

6. СПб некрополь. Т. 3.1912. С. 422.

7. ЦГИА СПб. Ф. 262. Оп. 50. Д. 843.

8. РГИА. Ф. 488. Оп. 1. Д. 2871, лл. 89 - 90.

9. ЦГИА СПб. Ф. 262. Оп. 50. Д. 843.

10. СПб сенатские объявления. 1908. С. 1137, № 108064; РГИА. Ф. 796. Оп. 438. Д. 165; ЦГА СПб. Ф. 224. Оп. 1. Д. 7441, л. 15об.

11. Акты и документы, относящиеся к истории СПб городского управления и города Санкт-Петербурга в эпоху Отечественной войны. Т. 21. СПб, 1914. С. 395. 537.

12. Московские сенатские объявления. 1817, № 31.

13. ЦГИА СПб. Ф. 781. Оп. 4. Д. 86, лл. 2, Юоб., 79, 115об.

14. СПб сенатские объявления, 1837, № 28. С. 2189,№ 8198.

15. СПб ведомости. 1828, прибавление к №19. С. 1103.

16. СПб сенатские объявления. 1878, № 59. С. 815, № 35811; ЦГИА СПб. Ф. 256. Оп. 31. Д. 295.

СМ.- Топонимический журнал № 1А январь-июнь, 2001 г. Третья тетрадь