Написать письмо главе МО

Память сердца

Романенко Галина Федоровна. Каллистратовская гвардия

> Интернет-проект "Память сердца" > Статьи по теме "Великая Отечественная война" > Романенко Галина Федоровна. Каллистратовская гвардия

 

Каллистратовская гвардия

Завод «Арсенал» (завод № 7) - одно из старейших и крупнейших предприятий Калининского района, где трудится немало пискаревцев. В этом году «Арсенал» отмечает триста лет со дня основания. Наш рассказ – о военном периоде истории завода и его работников в грозные годы 1941-1945.

В связи с начавшейся Второй мировой войной завод закрывает производство текстильного машиностроения и форсирует разработку и выпуск миномётов, горных пушек. Арсенальские миномёты получили боевое крещение в войне с Финляндией 1939‑1940 годов. Часть работников завода была направлена на финский фронт. Героем Советского Союза стал (посмертно) Владимир Мягков – бывший слесарь завода. Медаль «За отвагу» получил токарь цеха № 20 Олег Носов (он пройдёт и войну 1941-1945 г.).

К моменту начала войны «Арсенал» стал одним из передовых в районе, под руководством Александра Дмитриевича Каллистратова. В первом полугодии 1940 г. завод выходит победителем в соревновании предприятий Наркомата и вновь тридцать работников удостаиваются высоких наград. В их числе: Мефодий Степанович Клавсуть – главный инженер (а впоследствии – директор завода), Владимир Николаевич Шамарин – старший конструктор (его детище – штампованную плиту к миномёту 120-мм калибра – американцы признают лучшей в Европе), Дмитрий Кузьмич Евдокимов – начальник цеха № 2 (в 1942 г. он заменит А.Д. Каллистратова на посту директора), Николай Иванович Арабей – мастер цеха № 2 (в 1941-1945 года - один из лучших начальников цехов, девиз которого был: «Меньше слов – больше дела»).

Всего за один год два таких награждения – это был успех и директора, и самих работников. Что эти награды получили лучшие из лучших, вскоре покажет начавшаяся война. Многие из награждённых будут проситься на фронт, но их не отпустят, ведь они были Специалистами, без которых невозможен был выпуск так нужных фронту орудий.

С июня 1940 года многое меняется в жизненном укладе советских трудящихся: вводится восьмичасовой рабочий день (вместо семичасового), и семидневка – это означало один выходной – воскресенье. При этом никакого увеличения тарифов и окладов, а наоборот - повышение норм и снижение расценок. Кроме этого, вводилась уголовная ответственность за прогулы и опоздания.

А на «Арсенале» ещё и свои дополнительные строгости: учитывая оборонную специфику завода, каждый работник давал подписку о запрете на разговоры о продукции, выпускаемой заводом. Также каждый работник должен был научиться обращаться со стрелковым оружием – на заводе были созданы стрелковая и пулемётная секции:

На заводе работала школа допризывников, многие ребята и девушки занимались в аэроклубах, некоторые из них были зачислены в школу высшего пилотажа.

Стало обязательным участие в военных походах: после работы, в противогазах, иногда под проливным дождём, марш‑бросок на 3 или 5 км – так выполнялось требование Сталина: «Нужно весь народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного нападения, чтобы никакая “случайность” и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох».

И хотя все готовились к обороне, война не представлялась ближайшей реальностью. Арсенальцы строили свой первый заводский каменный жилой дом на Малой Охте (куда накануне войны переехали 115 семей), планировали строительство культкомбината на площади Ленина, где, кроме различных кружков, разместились бы библиотека, спортзал, огромный зал для собраний, лекционный зал, комната отдыха, бильярдная и кафе (но, видимо, к лучшему, что не построили – ведь в блокаду площадь Ленина будет самой простреливаемой территорией и ленинградцы назовут её «долиной смерти»).

Успели арсенальцы перед войной открыть свой Дом отдыха. По окончании войны с Финляндией на Карельском перешейке, вновь отошедшем к России, было разрешено брать в аренду постройки и землю под Дома отдыха. «Арсенал» взял в аренду на 5 лет строения, требующие капитального ремонта, и своими силами открыл 3 декабря 1940 г. собственный Дом отдыха в Ривьере, около п. Териок (Зеленогорск). Почти сто человек стали первыми отдыхающими. На открытии был и директор завода А.Д. Каллистратов. Известно даже меню первого обеда: мясная солянка, бифштекс по‑гамбургски (немцы пока считались друзьями) и компот. Летом 1941 г. предполагалось разместить отдыхающих в три раза больше.

Тогда же недалеко от Териок заводу был выделен участок для подсобного хозяйства – 200 га пахотной земли, два озера, одна речка. Дети арсенальцев на лето выезжали в пионерский лагерь в п. Толмачёво (Лужский район).

Из-за войны завод потерял все эти социальные приобретения, после Победы и пионерский лагерь, и база отдыха будут построены в другом месте, в значительном удалении от живописных мест Северной Ривьеры.

В декабре 1940 г. по всей стране открываются ремесленные училища – для выполнения производственных программ нужны были рабочие кадры. Восемьсот мальчишек 14‑15 лет стали учащимися ремесленного училища № 20 при заводе (в зданиях 2 и 9).

Будущих слесарей, фрезеровщиков, токарей, кузнецов и электромонтеров набирали в деревнях Белоруссии: желающих было так много, что приходилось устанавливать норму – два человека с деревни.

Тепло встретил завод свои будущие кадры: сам А.Д. Каллистратов расспрашивал, как их проводили, как доехали – ведь все они впервые попали в большой город. Завод добился, чтобы для учащихся город освободил здание по ул. Комсомола, 13 – там было организовано общежитие. Мальчишек не оставляли без внимания: устраивали для них концерты, экскурсии, знакомили с городом (имена 54 из них впоследствии окажутся в скорбном списке погибших во время блокады).

На заводе оказывалась дополнительная забота о работниках: в некоторых цеховых столовых (ремонтном, литейном цехах), стали отпускать дешёвые горячие завтраки, а в центральной столовой можно было заказать обед на дом. Не забыта была и пища духовная: любители театров с 1940 г. могли покупать билеты в кредит в заводской театральной кассе. Арсенальцы шли на встречи с писателями Юрием Германом и Валентином Кавериным, в цирке смотрели выступление иллюзиониста Кио, в клубе завода «Прогресс» участвовали в вечере, посвящённом П.И. Чайковскому, и заранее покупали билеты на Новогодний бал в Выборгский Дом культуры – приближался Новый 1941 год.

Местные поэты и прозаики издали свое первое детище – сборник «Дружба». В истории «Арсенала» аналогичных сборников впоследствии так и не появилось, хотя таланты есть.

Завод, превратившийся в 1940 г. из отстающего в передовой, был удостоен ещё одной награды – присвоении имени М.В. Фрунзе. В то время это было большой честью, и коллектив достойно ответил – выполнил план года досрочно!

Директор А.Д. Каллистратов, подводя итоги 1940 года, назвал лучших работников: фрезеровщик Н.И. Ракитин (норму выполнял на 1300%, за что был удостоен ордена Ленина), токарь В.М. Бирюков (неоднократно премировался Наркоматом за передачу опыта), начальник диспетчерско‑производственного отдела Р.А. Турков, руководители цехов №№ 2, 3, 4, 15, 20.

«Арсенал», так стремительно поднявшийся, ждало прекрасное продолжение, если бы не война! Каллистратовская гвардия приняла её тяжесть на себя.          

В секретной записке Гиммлера, касающейся обороны Берлина в 1945 г., предлагалось взять, как пример, оборону Ленинграда и, прежде всего, эвакуацию важнейших предприятий.

Война стала неожиданностью для основного населения страны. И хотя Гитлер уже шагал по Западной Европе, народ Советского Союза был убаюкан пактом о ненападении, бодрыми репортажами СМИ о непобедимости и несокрушимости нашей армии, дружеским визитом В. Молотова в Германию в конце 1940 г.

22 июня 1941 года... Жаркое лето, воскресенье. Теперь пишут, что ленинградцы не спешили эвакуироваться: верили в свою армию и не верили, что враг так быстро окажется под Ленинградом. Немцы быстро продвигались в Лужском направлении, а там - дети в пионерском лагере...

«Арсенал» успел эвакуировать заводской детский сад-интернат (дети благополучно прибыли в Горьковскую область). Эвакуация работников завода и членов их семей проходила в несколько этапов: до начала блокады, по Ладоге в 1941 г. и в 1942 г.

Согласно постановлению ЦК и Совнаркома от 11 июля 1941 г., завод вошёл в число эвакуируемых предприятий.

Часть оборудования и работников завода должны были эвакуироваться в Омск. Г. Жуков сравнивал эвакуацию с величайшими битвами. Во-первых, нужно было так подготовить оборудование, чтобы и в чистом поле сразу начать выпуск изделий (если понадобится), да и на заводе оставить что-то: фронт требовал оружия, во-вторых, люди отрывались от дома и семьи неизвестно на какой срок.

Из воспоминаний начальника литейного цеха А.Н. Никольского:

«У нас в цеху были демонтированы 3 пары формовочных станков, 3-х тонная электродуговая печь и все электротехническое оборудование к ней, сняты 2 токарных станка, 3 обдирочных станка.

Оборудование было погружено на ж/д. платформы, которые стояли на ж/д, проходящей между цехами 14, 7 и 20. Мы прощались с трёхтонной печью со слезами на глазах, ибо в этом агрегате мы видели возможности развития артиллерийского производства на заводе. А тут и плавильной печи нет, и многие литейщики эвакуировались из Ленинграда (трехтонная печь была установлена в цехе накануне войны в 1940 г. Она давала возможность заводу своими силами выпускать все стальной литье, и освобождала от кооперации).

25 августа 1941 года вагоны с трудящимися завода, подлежащими эвакуации, платформы, нагруженные нашим оборудованием, поехали к месту назначения.

Последний состав должен был отбыть 29 августа 1941 года, но этот состав из Ленинграда не ушёл: кольцо немецко-фашистских войск охватило ж/д станции, через которые должен был пройти состав, и люди вернулись на завод.

В первый этап эвакуации «Арсенал» отправил в тыл 439 единиц оборудования (а всего за время войны – 1346). Погрузкой оборудования и отправкой занимался 23 цех.

Эвакуировались многие семьи работников завода, и решать вопрос с эвакуацией нужно было срочно, но некоторые не могли на нее решиться. Например, в молодой семье Троицких в августе 1941 г. должен был родиться первенец. Глава семьи метался, не зная, что делать: он боялся отправлять жену в таком состоянии, а мать была уже слаба физически, к тому же стали поступать сведения о бомбёжках немцами эшелонов с эвакуируемыми. Так Троицкие остались в городе.

Успевшие проскочить ст. Мга до захвата ее немцами прибыли в Омск. Арсенальцам было предоставлено пустое помещение для производства. Только арсенальцы начали располагаться на новом месте – монтировать оборудование, распределяться по квартирам, - поступило новое распоряжение: вновь всё собирать, грузить на платформы и ехать в Красноярск.

В Красноярск прибыли в сентябре 1941 г. Что представлял собой этот город в то время? Как он встретил эвакуированных? Перед войной там был построен крупный завод – Красмаш. Он располагался на правом берегу Енисея, там же - рабочие посёлки. Они состояли из землянок и бараков, где не было ни канализации, ни центрального отопления, ни электричества. Не было и водопровода: воду брали из самодельно вырытых колодцев, в результате чего появилось много желудочно-кишечных инфекций. Элементарное желание помыться один раз в неделю считалось счастьем, хотя санитарные врачи докладывали, что каждый житель обеспечен 19 помывками в год.

На правом берегу курсировало всего пять городских автобусов: они не могли перевезти всех желающих. На левый берег Енисея попасть было ещё труднее: две пригородные электрички, паром и два катера всегда были перегружены. Из 11 тысяч домов, в основном, одноэтажных, 8 тысяч принадлежало частникам. В среднем на каждого жителя приходилось 3,2 кв. м жилья. Город совершенно не был готов к приему почти 100 тысяч эвакуированных.

Данных о количестве эвакуированных в Сибирь мы не имеем. По сведениям Красноярска, завод № 7 прибыл в количестве 15 000 человек (сюда вошли и члены семейств).

На основе Красмаша был создан завод, куда вошли: заводы из Коломны и Сталинграда, части заводов из Калуги и «Арсенала». Этот завод стал самым крупным в городе. Благодаря прибывшим предприятиям, за годы войны индустриальная мощь Красноярска увеличилась в семь раз, он стал главным промышленным центром Восточной Сибири.

В марте 1942 г. ещё одна группа арсенальцев (90 человек) эвакуировалась через Ладожское озеро и прибыла в Красноярск. Среди них – заместитель главного механика Степан Сергеевич Лебедев. За время работы в Красноярске он был награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалями «За доблестный труд во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг», «За оборону Ленинграда». Главным инженером в Красноярске в 1942-1946 гг был арсеналец Роман Анисимович Турков, удостоенный ордена Ленина за свой труд. Таким же орденом был награждён и завод в 1946 г.

На заводе всю блокаду работал отдел по найму: он фиксировал все передвижения арсенальцев. В архиве отдела кадров сохранились журналы тех лет, где можно узнать, когда человек выехал из Ленинграда. В основном это было в 1942 г., после самой тяжёлой блокадной зимы.

А.Д. Каллистратов руководил «Арсеналом» всего три года, в дальнейшем его перевели на другую работу, связанную с космической промышленностью. Но не зря говорят: по делам судите о человеке. Вспомним ещё раз его главные достижения:

- вывел завод в 1939-1940 гг. из отстающих в передовые;

- впервые, после 1916 г., в 1939 г. арсенальцы были награждены орденами и медалями;

- в 1940 г. вновь группа арсенальцев была удостоена правительственных наград;

- завод получает почётное название – завод имени М.В. Фрунзе;

- первый стационар в городе в 1941 г. появился на «Арсенале»;

- в 1942 г. «Арсенал» был награждён орденом Трудового Красного Знамени;

- арсенальцы стали одними из первых блокадных орденоносцев в 1942 г.;

- «Арсенал» принял участие в выпуске «катюш».

А.Д. Каллистратов, по словам его дочери, с которой мы связывались, собирая материал об истории завода, очень хотел после войны вернуться на «Арсенал», но его не отпустили. Но не только он помнил о нашем заводе, но и сам остался в нашей памяти. Кроме того, мы уверены, что Александр Дмитриевич, несомненно, был причастен к получению «Арсеналом» космических заказов.

Галина Федоровна Романенко,

заведующая музеем истории «Арсенала»